Справочник - Материнские платы и процессоры



             

Кодовое имя «Conroe» — заявка на победу - часть 2


Ведь непривычно длинный конвейер NetBurst частично избавится от своей «болезни непредсказуемости» лишь на высокой частоте, точнее, именно в этом случае частый сброс конвейера из-за очередного неверного предсказания не будет столь сильно бить по производительности. В итоге получился замкнутый круг: длинный конвейер позволяет разогнать ядро до очень высокой частоты, а частота, в свою очередь, позволяет закрыть глаза на промашки алгоритмов предсказания. Как видим, повышение частоты — единственный возможный путь развития архитектуры NetBurst.

Достаточно быстро и без особых проблем удалось достичь тактовой частоты в 2 ГГц. Затем последовали перевод производства чипов на более тонкий технологический процесс (со 180 до 130 нм), перепрофилирование фабрик на выпуск 300-мм кремниевых пластин вместо 200-мм и выпуск нового процессорного ядра Northwood (разумеется, также спроектированного с учетом идей NetBurst). Northwood выглядел намного привлекательнее Willamette: увеличенный объем полноскоростной кэш-памяти второго уровня, утонченный техпроцесс, позволяющий еще больше разогнать ядро, и значительно переработанный блок ветвлений и предсказаний, предоставляющий возможность конвейеру подольше оставаться на плаву без сброса.

Этот момент можно назвать переломным: именно Northwood помог привлечь покупателей и утвердить их в мысли, что Pentium 4 — все-таки хороший процессор. Про Pentium III тем временем и про архитектуру P6 забыли. Как выяснилось, до поры до времени.

Далее следует новейшая история. Еще более усовершенствованное ядро Prescott вкупе с еще более тонкими технологическими нормами и очередной сменой форм-фактора процессора, все та же архитектура NetBurst, и… технологический потолок достигнут. Этому способствовала тактовая частота, на которую ставила Intel. Первые тревожные звоночки появились еще до Prescott: последние модели Pentium 4 (Northwood) ощутимо нагревались и требовали мощной системы охлаждения. Причина проста: процессор, состоящий из многих миллионов транзисторов (львиная доля которых «откусывается» кэш-памятью второго уровня — для организации только одной ячейки необходимо шесть транзисторов) и работающий на высокой частоте, требует значительного количества энергии.


Содержание  Назад  Вперед